18+ На главную На главную На главную Группа Вконтакте Русская версия Русская версия
г. Н. Новгород , ул. Бориса Панина , дом 5 корп. 6 , оф. 1
+7 (831) 414-01-14
 
+7 (831) 414-01-14
Таиланд
от 28 000 рублей
 
   
 

Замок Шереметьевых

Замок Шереметьевых - золотая мечта дворянства.

Неповторимый ни в чем.

 

Невозможно проплыть мимо Юрина по Волге и не увидеть эти зубчатые башенки, красные стены с белокаменной отделкой, живо отправляющие нас в сказки Шарля Перро. Вот они показались за пышными купами старинного парка и скрылись за поворотом, волнуя мимолетностью образа. Обязательно по палубам теплохода пробежит оживление, и кто-то уже вслух мечтает о встрече с таинственным замком. Жаль, если ваш теплоход проплывет это место ночью, впрочем, капитаны круизных теплоходов не лыком шиты, умеют показать своим пассажирам все выигрышные места и все красоты любимой Волги.

Про юринский шереметевский замок они знают немало легенд, только не дело отвлекать капитана от его обязанностей. Пожалуй, и мы можем кое-что порассказать вам, коротая совместный путь.

В России, по подсчетам специалистов, осталось около 2 500 дворянских усадеб, то есть едва ли десятая часть того, что настроили дворяне за два с небольшим века своего расцвета и упадка. Большая часть этих усадеб в плачевном состоянии, но некоторые из дворянских гнезд, пережив эпоху разорения и запустения, вновь оживают и наполняются голосами, хорошеют под рукой вдумчивого реставратора, расцветают в лучах заслуженной славы. Огромное значение для такого возрождения имеют архитектурные достоинства и исторические связи усадьбы – без связей, сами понимаете, никуда.

Шереметевской усадьбе в Юрине в этом смысле повезло: и архитектура великолепная, и связи самые светские и блестящие. «Юринский замок – этот роскошный бриллиант в оправе нижегородских лесов, подпоясанных сверкающей лентой вольной реки, – вот как восторженно описывает его искусствовед Ирина Костерина, заслуженный работник культуры республики Марий Эл. – Он напоминает средневековый замок времен рыцарства. В самой сердцевине глухих волжских лесов, в труднодоступном месте, вдали от крупных очагов цивилизации поднимались год за годом причудливые башенки, затейливые окна смотрели на широкую Волгу. Прямо как в сказке наяву».

Полусказочный средневековый замок с зубчатыми башнями, с цветными витражами и прозрачным куполом зимнего
сада... Овеянный легендами, замок привлекает неведомой таинственностью и своеобразной красотой, уводит в глубо-
кую старину.

Но когда последняя хозяйка усадьбы француженка Луиза Шереметева бестрепетно перешагнула мозаику у входной двери с латинским словом «SALVE» («приветствую»), она, скорее всего, не думала сюда возвращаться, вопреки уве-
рениям историков и хронистов. Что ей, француженке, наши нижегородские леса и широкая Волга, так восхитительно контрастирующие с европейским замковым стилем? Ей после смерти супруга Петра Васильевича Россия стала, скорее всего, совсем чужой. И она вернулась в свою настоящую, не стилизованную Европу, а через год – в 1917 году разразившиеся одна за другой революции вообще закрыли тему дворянских усадеб на долгие 75 лет.

Сегодня мы вновь можем говорить о богатых усадьбах не в прошедшем времени. Новые русские богатые люди строят новые усадьбы и порой отстраивают заново старые, купив их у государства. Иные усадьбы переживают настоящий расцвет именно как музеи – пример тому подмосковные усадьбы – Кусково, Царицыно, Коломенское… Шереметевский замок – и ни то и ни другое. И в этом его особенная прелесть. Вы можете переночевать под его сводами, будто в гостях у богатого друга, и при этом вы пройдете по его анфиладам как по музею. Впрочем, давайте по порядку, как водится, от первого камня.

Виньетки былой роскоши.

Шереметевы, построившие этот чудесный замок, принадлежали к старинному боярскому роду, известному аж со времен Александра Невского. Предок рода Андрей Кобыла, сын прусского князя Камбила Гланды, пошел служить русским князьям, и первое упоминание о нем датируется 1347 годом, как о московском боярине при великом князе Владимирском и Московском Симеоне Гордом. В XV веке один из потомков Кобылы обрел прозвище «шеремет», что уже по-татарски означало лошадь с легким, скорым шагом. Так смешались западная кровь с восточной, породив истинно русских бар. Из прусского прошлого львы в гербе шереметевского рода, утвержденном в XVIII веке. Но в эпоху Петра Великого шереметевский род разросся и разделился на две основные ветви – графскую, славную военными подвигами, и неграфскую, знаменитую больше своими богатствами.

Сельцо Юрино к той поре уже шумело себе на волжском берегу, переходя из рук в руки. Первый известный собственник – Нижегородский Благовещенский монастырь передал село Макарьев-Желтоводскому монастырю, а тот, в свою очередь, вынужден был по указу императора Петра I отдать Юрино с землями любимому флотоводцу Петра Великого Федору Алексеевичу Головину. Село и Шереметевы встретились намного позднее, в XIX веке, когда генерал-майор в отставке Василий Сергеевич Шереметев купил его у вдовы Жеребцовой и взялся обустраивать.

Но свои пленительные черты неоготики юринское поместье начало обретать при Сергее Васильевиче Шереметеве в эпоху императора Николая Первого, когда этот стиль стал необычайно моден в России. Псевдоготические постройки во множестве появляются в окрестностях Санкт-Петербурга, вырастают по российским захолустьям. От тех замков сегодня мало что осталось, юринский в этом смысле – уникальное явление. Сохранился он, скорее всего, благодаря удивительной крепости местного кирпича и усилиям, вложенным в его перестройку последним хозяином поместья Петром Васильевичем Шереметевым. А еще благодаря своей удаленности от столичных и вообще городских мест. Такой мощный комплекс кирпичных зданий посреди старинного парка в сельской глуши, на берегу великой русской реки оказалось удобнее всего использовать в качестве дома отдыха. И шереметевский замок, растеряв роскошь обстановки, сохранил главное – великолепие архитектуры и интерьеров, живописность парковой планировки, красоту
партера, открывающегося на волжские просторы.

Пережив некоторое запустение – а какой замок не переживает эпох упадка?- юринское чудо вновь возрождается и гостеприимно открывает свои двери гостям.

Архитектурная загадка.

Гулять вокруг замка – сплошной праздник для глаза. Неискушенный зритель просто любуется диковинными крышами, башенками и фасадами, опытный глаз выискивает реплики итальянского, немецкого, древнерусского стиля, расшифровывает задумку архитектора.

Конечно же, это эклектика, вопиющее смешение всех стилей, но как празднично и гармонично смешались они! Как наряды восточных и немецких купцов на Нижегородской ярмарке!

Графические и живописные изображения усадебных пейзажей ещё со времен романтизма нередко служили толчком, побудительным мотивом для воплощения художественных фантазий в реальности помещичьей усадьбы. Так случилось и с шереметевским замком: путешествуя по европам, богатые русские баре захотели дома видеть пейзажи, поразившие их воображение, и жить в понравившихся интерьерах. Их воля и деньги в сочетании с талантом архитекторов породили настоящее чудо. Органичное переплетение стилей и форм замка, характерное соотношение архитектуры и естественного ландшафта – воды, горы и равнины – близки викторианскому стилю домов и парков в загородных поместьях Великобритании 1860 – 1880 годов.

И несмотря на то что замок с первого взгляда наводит на мысли о Средневековье, на второй и третий вдумчивый взгляды открываются другие архитектурные направления. Замок – загадка, непостижимая до конца. Каждый из фрагментов фасада отличается своим стилем. Поздний бидермайер, протомодерн, готика, ренессанс – все смешалось в доме Шереметевых.

Уникальность юринского замка не только в его архитектуре. Такие огромные проекты могли позволить себе только очень богатые люди. Шереметевы и были очень богаты. Мозаику полов выкладывал итальянский мастер Ерме Кристоффоли. Здания строили немецкий архитектор Рудольф Карлович Мюллер и русский архитектор Павел Петрович Малиновский. Белый камень для отделки привозили из Борнуковсих пещер, а темно-серый вулканический туф – из Италии. Иноземное и русское перемешивалось, плавилось в тигле барских прихотей, но ведь так и возникают многие рукотворные чудеса!

Замок в 1912 году был оборудован электричеством, телефоном и водопроводом – немыслимыми по тем временам удобствами даже для большинства горожан.

В тени парковых аллей.

Вдоволь налюбовавшись замком и прогулявшись по его залам, лестницам и кабинетам, пора выйти в парк – он тоже достоин нашего восхищения.

Генерал Сергей Васильевич Шереметев первым начал строительство настоящей усадьбы, он же закладывал и парк. До сих пор растет Веймутова (белая) сосна, выписанная им из Канады и, по преданию, собственноручно посаженная.

Василий Петрович Шереметев, очередной владелец усадьбы, парку и оранжереям отдавал все силы и средства. В Юрино прибывают иностранные садовники, выписываются растения, производятся устроительные работы. И вырастает парк – такой же эклектичный и прекрасный, как замок, у стен которого был разбит и посажен. Усадьба занимала до 60 гектаров, две трети из которых были отданы под парк. И хотя парк, в отличие от любого здания, не так
быстро возникает в реальности, как на бумаге, – некоторым деревьям требуется до 30 – 50 лет, чтобы вырасти и показать свою истинную красоту, владельцев это не смущало, а может быть, и вдохновляло – они заботились о том, что оставят на земле после себя…

Парк состоял из четырех частей: березовой, липовой, кленовой рощ и великолепного соснового бора, расположенного на прибрежных, местами искусственно всхолмленных участках. Он незаметно переходил в дикий лес, а в лощине между бором и березовой рощей шумел каскад небольших прудов с мраморным дном и лебедями.

А вот что записал граф Павел Васильевич Шереметев, побывавший в Юрине по приглашению «неграфского» родственника в 1906 году.

«После завтрака сделали прекрасную прогулку в лес к тому светлому озеру. Дороги прорублены в лесу довольно широко. Всюду проведен телефон, соединяющий все лесные сторожки… Старый парк частью саженный, частью превращенный из соснового бора, раскинутого по холмам очень хорошо. Всюду сделаны широкие дороги, убитые щебнем для проезда в экипажах».

«Вся необъятная южная площадь перед главным домом, обращенная к Волге, – писал местный краевед Константин Кислов, знаток истории замка, – волшебная плантация прекрасных цветов многих форм и удивительных расцветок. Это чарующее царство цветов начиналось от юго-западной беседки, его отделяла от белой стены, от хозяйственных построек, от спортивных кортов невысокая балюстрада. Параллельно ей шла пешеходная прогулочная дорожка, которая в конце концов замыкалась в круг, – тогда она называлась «малый прогулочный круг». А посередине, в центре этого круга – бассейн и мощный фонтан, щедро рассыпавший серебро освежающих брызг на цветы и травы».

Отсюда по слегка пологой дорожке, вымощенной кирпичами и посыпанной золотистым песком, мы поднимаемся на южную парковую бровку, к вековым, исхлестанным жестокими западными ветрами, невысоким соснам с полуобнаженными корнями – так грызет их ветровая эрозия. По левую сторону дорожки чуть не до вершин этих сосен поднимается искусственная насыпь, с плавным понижением в сторону флигеля. На самом верху этой насыпи стояла беседка для детей. Отсюда они, вооружившись подзорными трубами, смотрели на Волгу, пароходы, Малые Жигули правого берега. Это был прекрасный уголок для игр и забав.

На пешеходную дорожку от самой беседки спускалась ажурная, с двумя небольшими площадками для игры или отдыха лестница из красного кирпича.

Наверху, на приличном расстоянии от ограды, начинался «большой круг», тоже вымощенный кирпичом. Это была широкая, пересекающая парковый бор, круговая дорога, ухоженная, обсаженная по обеим сторонам кустами сирени и акации.

Парк представлял собой надежное убежище для многих птиц и животных. Здесь был и вольер для оленей и косуль, и оранжереи, и великолепный розарий…

Сегодня парк значительно обеднел, поредел от порубок и потрав скота, и все же в его аллеях можно угадать следы былых замыслов трудолюбивого садовода.

 

The Beauty of the Sheremetyev Castle

What does the Nizhniy Novgorod region have to do with the Sheremetyev Castle?!,’ may ask my reader. And the question would be well grounded. Strictly speaking, the Sheremetyev estate, situated in the Yurino village, formally belongs to the Mari El Republic. But that has not always been so. And we are justified in calling this unique architectural ensemble the pearl of the Nizhniy collection, because it was build and reconstructed in the time when Yurino with all its outskirts was ascribed to the Nizhny Novgorod region. And today it is within a stone’s throw of Vasilsursk - the last Nizniy Novgorod quay town on the Volga. But does it really matter? Regardless of the administrative division an architectural pearl remains one, and our duty is to tell about it, as comprehensively as possible, to the interested reader.


The Unique Estate


There is no way to sail past Yurino on the Volga and not to see these castellations, turrets, red wall with white stone decoration, creating the atmosphere of the fairy tales by Charles Perrault.

 When on boat, one can catch only the intriguing glimpses of the castle which is hidden by the luxuriant trees of the ancient park. Usually the view causes agitation among the passengers on the deck of a vessel, and somebody is sure to express a desire to visit the enigmatic castle. It is a pity if your cruiser will drift by that place at night. However, this happens rarely – the captains of cruise ships are not born yesterday, they are good at showing their passengers all the advantageous spots and all the amenities of the beloved Volga.

They know a lot of legends about the Yurino Sheremetyev castle, only that is not a good idea to distract a captain from his charge. Let us share with you a few things we know about this place.

According to the experts there are left about 2500 nobleman’s manors, which is less than one tenth of what the nobility had built for two odd centuries of their prosperity and decline. The biggest part of the manors is desolated. But some of the nobleman’s houses, having survived the times of devastation, have come alive and are again filled with voices. They grow prettier in the hands of a thoughtful restorer; flourish in aura of deserved glory. Architectural values and historical connections of a manor are of great importance for that renascence.

The Sheremetyev estate in Yurino is lucky in that sense: both the architecture is splendid and the connections are noble and brilliant. “The Yurino castle is a magnificent diamond in a setting of forests, belted with a sparkling ribbon of a free river,” this is how rapturously an art critic Irene Kosterina depicts it. “It resembles a medieval castle in knight’s time. In the dense Volga forests, in a nook, far off from large centres of civilization, year by year fantastical turrets have been rising, intricate windows were looking at the wide Volga. Truly like a fairy tale”.

The fabulous medieval castle with cogged towers, colour stained-glass windows and a limpid dome of a winter garden… Covered with legends, the castle attracts by a mystery, and original beauty, takes away to the deep antiquity.

But when the last owner of the estate a Frenchwoman Luisa Sheremetyeva stepped over interiorly the mosaic by the front door, she most likely did not consider going back here, according to the assurances of historians. What are for her, a Frenchwoman, our forests and the wide Volga so delightfully contrasting with the European castle style? After the death of her husband Peter Vasilyevich, Russia most likely became totally strange to her. And she returned to her true, not imitated Europe. And in a year – in 1917 the revolutions breaking out one by one closed the subject of nobleman’s estates for long 75 years.

Today we again can speak of the rich manors not in the past tense. New Russian rich men build new estates and at times reconstruct the old ones after buying them from the state. Some manors go through real prosperity just as museums. Examples of this are the Moscow country estates Kuskovo, Tsarina, Kolomenskoye… The Sheremetyev castle is neither one nor the other. And in that its special fascination shows. You can spend a night under its vaulting as if at a wealthy friend’s place. And at the same time you would walk through its suites like through a museum. However let’s begin one after another, from the first stone.

 

The Splendour of the Bygone Days

 

The Sheremetyevs who built this marvellous castle, belonged to an ancient boyar family, well-known as far back as the times of Alexander Nevsky. The ancestor of the family Andrew Kobyla, the son of a Prussian prince Kambil Glanda, went to serve Russian princes. The first mention of him dates from 1347 as of a Moscow boyar under Grand Duke Vladimirskiy and Moscow Simeon The Prowd. In the XVth century one of Kobyla's descendants got a nickname "sheremet" what meant in Tatar a horse with light, quick step. Thus the western blood mixed with the eastern one giving birth to verily Russian barins. From the Prussian past are the lions on the Sheremetyev family's emblem which was adopted in the XVIII century. But in the epoch of Peter The Great The Sheremetyev family grew up and divided into two parts - the earl one, glorious for feats of arms, and non-earl one, more famous for their riches.

In that epoch the Yurino village on the Volga bank was already renowned for its owners. The village passed from hands to hands several times. The first well-known owner - Nizhny Novgorod Convent of the Annunciation passed the village to Makar-Zheltovodsk Monastery/ And the monastery for one's part had to give away the village to the favorite naval commander of Peter The Great Theodore A. Golovin. The village and the Sheremetyevs met much later, in the XIX century when a retired mayor-general Vasily S. Sheremetyev bought it from widow Jerebtsova and began making it comfortable.

But the fascinating Neo-Gothic features of the Yurino manor were found under Sergey V. Sheremetyev in the epoch of the imperor Nicholas I, when that style got incredible fashionable in Russia. Pseudo-gothic buildings were appearing en masse in the outskirts of Saint-Peterburg, grew up at Russian solitudes. There is left little from those castles, the Yurino one is a unique phenomena in this sense. Most likely It has kept safe owing to surprising solidity of the local brick and the efforts put into its reconstructing by the last owner of the manor Peter V. Sheremetyev. And some more owing to its remoteness of metropolitan and on the whole urban places. Such powerful complex of brick buildings amid an antique park in village solitude, on the bank of the great Russian river was the best to be used as a rest home. And the Sheremetyev castle, having lost the luxury of the decor, kept the main thing - the magnificence of the architecture and interior, the picturesqueness of the park lay-out, the beauty of the parterre opening up at the Volga expanses.

Having gone through some desolation -and what castle doesn't go through times of decline? - the Yurino wonder is reappearing and open the doors hospitably to guests.

 

Trying to decipher an architectural riddle

 

Walking round the castle is an entire feast for the eyes. An unsophisticated viewer may just admire the wonderful roofs, turrets and fronts, while a connoisseur may discern the traces of Italian, German, Old Russian style, may try to interpret the architect’s intention.

Of course, it is eclecticism, glaring mixture of styles, but how festively and harmoniously have they been mixed! Like the attires of eastern and German merchants at the Nizniy Novgorod fair!

The Romantic landscapes have quite often inspired the architects and the owners of the landlord estates to put in stone what a painter depicted in his pictures. This happened with the Sheremetyev castle too: having travelled round Europe the rich Russian barins wanted to see at home the landscapes which had impressed their imagination and to live in the interiors they had liked. Their will and money coupled with talent of the architects gave allowed a real miracle to appear. The organic interlacement of styles and forms of the castle, the harmonious combination of the architecture and the natural scenery - waters, mountains and plains - are close to the Victorian style of houses and parks in country manors of Great Britain, 1860-1880.

And though at first sight the castle conjures up an image of the Middle Ages, a more attentive examination allows to distinct other architectural schools and influences. The castle is a riddle which cannot be completely deciphered. Each fragment of the front is notable for its own style. Late Biedermeier, Proto-Modern, Gothic, the Renaissance – everything was in confusion in the Sheremetyev’s house.

The uniqueness of the Yurino castle is not just in its architecture. Only very wealthy people could afford such huge projects. And the Sheremetyevs were very wealthy indeed. The floor was inlaid by mosaic by an Italian master Erme Kristoffoly. The buildings were constructed by a German architect Rudolf C. Muller and a Russian architect Pavel P. Malinovsky. The white stone for the decoration was brought from the Bornuovskie caves, and dark-grey tuff - from Italy. Foreign and Russian were getting mixed up, melting in the pot of lordly whims, but that is how many of man-made wonders arise!

 

In The Shade of The Park Alleys

 

In 1912 the castle was equipped with electricity, a telephone and a water-pipe – incredible improvements even for most townsmen for those days.

After feasting our eyes upon the castle quite enough and walking through its halls, staircases and studies, it’s time to walk out into the park. It’s also worth our admiring.

General Sergey V. Sheremetyev put the cornerstone to the manor and also laid the park. A Weymouth pine ordered by him from Canada and, by a legend, planted with his own hand, still grows.

Vasiliy P. Sheremetyev, another owner of the manor, gave all his energy and means to the park and the greenhouses. Foreign gardeners arrived in Yurino, plants were ordered, maintenance works were carried out. And the park as eclectic and beautiful as the castle around which it was layed out and planted, expanded. The estate occupied up to 60 hectares, two third of which were given to the park. And though being time and means consuming – it took 30-50 years for some trees to grow to their full beauty, that inspired rather than discouraged the owners – they were more concerned what memory they would leave.

The park consisted of four parts: birch, lime, maple groves and a splendid pinery located on the banks of the river or artificial hills. It gradually turned into the wild forest. And in a hollow between the pinery and the birch grove there was a number of marble-bottomed ponds with swans.

That’s what was noted down by count Pavel V. Sheremetyev who visited Yurino by the invitation of his relative in 1906:

After breakfast we took a fine walk in the forest to that light lake. The roads in the forest are laid quite broadly. The telephone line connects all the foresters’ huts… The old park is partly cultivated and partly transformed from a pinery nicely spread over the hills. Broad metalled roads for carriage walks are everywhere”.

Constantin Kislov who explored and studied the region, wrote: “All the immense area before the main house, facing the Volga, is an enchanting plantation of flowers of many forms and amazing colors. That fascinating land of flowers began from the south-western summerhouse. It was detached from the white wall, household buildings, sporting courts by a low balustrade. There was a promenade road which was called “the smaller promenade round” at that time as it made a circle. And in the middle of the circle there was a pool and a fountain sprinkling out silver drops on the flowers and grass".

From here we climb a brick-paved sandy road up to the southern park edge, to the ancient weather-beaten pines, with roots semi-exposed by wind erosion. To the left to the road an artificial mound is rising, gradually lowering towards the wing. On the very top of the mound there was a summerhouse for the children. From here they looked at Volga, the ships, The Small Zhiguli downs on the right bank through telescopes. That was a lovely place for playing games and having fun.

An open-work staircase of red brick went from the summerhouse down to the promenade road. It was equipped by two landings for playing games or taking a rest.

On high quite a long way from the fence there was "the big round" also paved with brick. It was a broad spining well-groomed road that spread over the park pinery, planted along with lilac and acacia bushes on both sides.

The park was a reliable shelter for many birds and animals. Here there were both an enclosure for deers and roes, greenhouses and a splendid rosary...

Though having been cut down and deprived of some of its former beauty, the park remains a remarkable example of elaborate and skilled gardening.

 

http://www.collection-nn.ru/images/nn_collection_nomer1.pdf

(16 августа 2012 | 13:24:00)
(16 августа 2012 | 13:24:00)
(16 августа 2012 | 13:24:00)
(16 августа 2012 | 13:25:00)
(16 августа 2012 | 13:25:00)
(16 августа 2012 | 13:25:00)
(16 августа 2012 | 13:25:00)
(16 августа 2012 | 13:26:00)
(16 августа 2012 | 13:26:00)

 
 
© 2011, ООО «Клуб Путешествий»
г. Н. Новгород , ул. Бориса Панина , дом 5 корп. 6 , оф. 1
+7 (831) 411-75-11
создание сайта Нижний Новгород